Эссе моя педагогическая философия

В современном мире отличия науки от философии не очень заметны. В целом, философия обычно считается одной из наук. Например, есть доктор философских наук, доктор физических наук и т.д. Эссе моя педагогическая философия формулирует мнение, что такое положение обусловлено просто организационными требованиями: государству нужно как-то выделять философов, чтобы платить им зарплату (хотя традиционно сильны настроения, что философы – дармоеды, которые получают деньги просто так), поэтому оно и рассматривает их в качестве «еще одних ученых».

В эссе моя педагогическая философия говорится, что современный философ является, по сути, ученым, который пишет статьи, ездит на конференции, возможно, занимается преподавательской деятельностью и т.д. Но, с другой стороны, автор эссе моя педагогическая философия придерживается мнения, что философия все-таки отличается от науки, хотя и уловить это различие может быть очень сложно.

Эссе моя педагогическая философия предлагает рассмотреть сначала критерии научности, которые позволяют отделить науку от других видов познавательной деятельности (или вообще других видов человеческой деятельности), а затем взглянуть: соответствуют ли им философия и если нет, то в чем?

Итак, автор эссе моя педагогическая философия считает, что так как наука – познавательная деятельность, то, прежде всего, о критериях научного знания. Во-первых, научное знание должно быть объективным, то есть соответствовать объективной реальности. Например, художники тоже что-то «знают» об объективной реальности, но их знание очень субъективно, поэтому и картины художников порой так сильно различаются.

Во-вторых, как сказано в эссе моя педагогическая философия,научное знание должно быть систематически организованно и понятно любому подготовленному человеку. Иначе говоря, в науке нет никакого «тайного знания», которое может быть известно только избранным. В целом, по мнению автора эссе моя педагогическая философия, любой человек, который прошел соответствующую подготовку, может стать ученым.

В-третьих, эссе моя педагогическая философия развивает мысль, что научное знание выражается с помощью специального языка: используются научные термины (то есть понятия с одним значением) и математические формулы. В эссе моя педагогическая философия предполагается, что законы природы могут быть выражены с помощью уравнений. Следует сказать, что эта мысль является не такой очевидной, как может показаться. Например, в Средние века «ученые» мало использовали математический аппарат (вернее, использовали его порой совершенно иначе, например, в качестве магического инструмента), да и вместо терминов часто применялись размытые и неясные понятия.

В социально-гуманитарных дисциплинах, как думает автор эссе моя педагогическая философия, использование математического аппарата может быть очень ограниченным, особенно это касается именно гуманитарных дисциплин. Но здесь нужно понимать, что использование математики считается степенью зрелости научной дисциплины. Если в какой-либо науке, по мнению автора эссе моя педагогическая философия, широко применяется научный аппарат, то она считается достигшей своего расцвета. Если же математический аппарат в какой-либо дисциплине (пока еще) не применяется, то в эссе моя педагогическая философия считается, что она находится только в самом начале длинного пути развития.

В-четвертых, современная наука использует достаточно сложные приборы для поиска истины. Современному ученому для того, чтобы делать открытия, уже недостаточно примитивного телескопа, как это было в XVII веке. Сейчас, как говорится в эссе моя педагогическая философия, требуется очень сложное оборудование, которое стоит огромных денег.

В-пятых, научное знание всегда подтверждается эмпирическими данными, отраженными в эссе моя педагогическая философия. Конечно, существуют научные теории, которые очень сложно проверить (такой, например, была продолжительное время теория относительности), но все равно такие теории в принципе проверяемы, что рано или поздно происходит.

В целом, список можно продолжать и дальше, но мы назвали все основные.